Выставка Игоря Панова

«Самарский край – Родина моя»

- персональная выставка Игоря Панова

Даты и место проведения:

с 1 по 11 марта 2019г.

Адрес: г.Самара, ул.Галактионовская, д.27
Телефон: +7 (846) 332-08-61
e-mail: arte_galeria@mail.ru

График работы:
Ежедневно с 11:00 до 19:00

О художнике:

Панов Игорь

Художник-живописец, родился в 1969 году.

• В 2001 году закончил Санкт – Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина (мастерская В. В. Соколова).
В 2002 году вступил в «Союз Художников России».
С 2005 года является членом правления Тольяттинского отделения ВТОО «Союза Художников России» (Заведующий секцией молодых художников).
В 2011 году принят в члены Петровской академии Наук и Искусств в 2011 году.
• В 2008 году стал лауреатом и получил серебряную медаль Национальной премии в области современного изобразительного и декоративного искусства «Русская галерея XXI век». 

Участник международных, всероссийских, межрегиональных выставочных проектов в Париже, Вольфсбурге, Гуаньчжоу, Дар-Эс-Саламе, Столив, Минске, Уральске, Санкт-Петербурге, Тольятти, Москве, Н.Новгороде,  Саранске, Уфе, Самаре, Чебоксары, Саратове, Владивостоке, Хабаровске, Южно-Сахалинске и др.

Из более 300 выставок 40 персональных.

Совершил ряд творческих поездок по Германии, Норвегии, Танзании, Китаю, Египту, Италии, Черногории, Алтаю, Крыму, Кавказу, Уралу, Карелии, Cахалину, Русскому Северу и Золотому кольцу России.

В своем творчестве художник ориентируется на традиции русской реалистической школы живописи, стремясь передать в своих работах эмоциональное личное отношение к выбранной теме.

Работы находятся в музейных, корпоративных, частных собраниях России и за рубежом. В настоящее время Игорь Панов является профессором Тольяттинского государственного университета, института изобразительного и декоративно-прикладного искусства.

 

Отзывы о творчестве:

Бахтияров Руслан о художнике Игоре Панове:

«Знакомясь с живописными картинами Игоря Панова, мы вновь убеждаемся в высоком содержательном потенциале реализма как особой формы познания жизни и утверждения её непреходящих ценностей. На протяжении всего двадцатого столетия реализм позволял поддерживать в искусстве необходимую меру «человеческого измерения», с которыми соотносили свои поиски, в том числе приверженцы направлений, имеющих совершенной иной вектор исканий. В послевоенное время в отечественной станковой живописи оформилась особая, монументальная линия её развития. Которая не раз убедительно доказывала актуальность картины (в первую очередь тематической) в ту пору, когда её возможности в плане адекватного отражения проблем современности порой ставилась под сомнение.

Пожалуй, Игорь Панов в своем творчестве продолжает то направление, которое связано с именами Ефрема Зверькова, Валентина Сидорова, Дмитрия Жилинского, Андрея Мельникова. В своих работах они переводили внимательное изучение и достоверную передачу зримого мира на новый уровень, где автор, не поступясь этой достоверностью, наделяет изображение качеством развернутой и емкой, как правило, немногословной пластической метафоры. Эта линия связана, в первую очередь, с акцентированием приема монументализации и поиском потаенных декоративных качеств, заключенных в самой натуре, которые позволяют художнику выстроить свою картину мира, его целостный содержательный образ, через который он доверительно делится с нами своими сокровенными чувствами и размышлениями».

«В преходящем, сиюминутном он распознает незыблемое, устойчивое, повторяющееся в повседневной жизни и судьбе каждого из нас. Эта устойчивость исподволь выявляет себя в выраженной конструктивности композиционного строя, которой отмечены и пейзажи художника, уже не населенные ребятишками или взрослыми. Автор словно оставляет нас наедине с природой Жигулей, Алтая, Крыма, средней полосы России или зарубежных стран (будь то Италия или Египет) в полотна, которые можно определить как пейзажи-картины. Игорь Панов сообщает каждому мотиву ощущение особой значительности, которая может быть и вполне явной, как в изображении уникальной жигулевской природы, и потаенной, будто ждущей своего выразительного воплощения под кистью чуткого мастера. Основные «слагаемые» горного или равнинного ландшафта как бы уравновешивают друг друга, что придает изображению природы то умиротворенность, камерность, то эпическое величие. Порой автор обобщает формы облаков, которые воспринимаются декоративным узорочьем, или показывает кроны деревьев цельными силуэтами. Тем самым произведение приобретает необходимую меру условности, позволяющей приоткрыть в обыкновенном пейзажном мотиве скрытую структуру мироздания. Художник предпочитает четкое деление пространства на планы, которые порой, как, например, в изображении древнего кургана на Волге или Жигулевских гор, показаны как ярусы, что возвышаются друг над другом плотными весомыми массами, и словно концентрируют в себе само понятие Вечности».

(Бахтияров Р.  – Научный сотрудник Государственного Русского музея, кандидат искусствоведения, член Союза художников России, действительный член Петровской Академии наук и искусств)